Время года моей души. Практикум для самостоятельной работы №4

У вас, дорогой читатель, появился материал для самоанализа. Теперь перейдем к методу, который поможет понять, какой этап жизни вы проживаете, и какие задачи развития вас ждут, какие проблемы могут возникать. Далее я цитирую статью психолога Елены Лопухиной. Она знакомит нас с теорией известного американского психотерапевта Джона Мойшера, который изучая древние ритуалы, пришел к выводу об их огромном психологическом значении для подготовки к прохождению испытаний каждого следующего годового сезона. «В этом смысле Мойшер условно выделяет четыре основных типа ритуалов. В этих ритуалах, как считает Мойшер, жители деревень, общин проигрывали возможные трудности будущего сезона. Задачей ритуалов была психологическая и частично физическая подготовка к сезонным изменениям, внутренняя настройка людей на готовность к изменению внешних условий и к решению будущих задач.

Рассмотрим эти четыре типа ритуалов. Между зимой и весной находится точка инкорпорации, между весной и летом — точка континуальности, между летом и осенью — точка сепарации, между осенью и зимой — точка трансформации. Если посмотреть на круг как на последовательность смены времен года, то можно ответвляющимися линиями отметить эти ритуалы, которые занимают очень мало времени, но являются репетицией, подготовкой к следующему сезону.

Итак, первый ритуал — это ритуал инкорпорации. Он предвосхищает весну и готовит к ней. Цель ритуала — включение, поскольку именно переход в весну подразумевает некоторое включение во что-то новое, в сообщество, в новую роль, возрастную категорию, в новый этап жизни.

Вспомним сказку о Снегурочке. Чтобы открыться весне, Снегурочка должна растаять. Она слишком холодна и должна открыться, полюбить. Ритуал инкорпорации связан с элементом Воды, с очищением. Чтобы принять новые качества, роль, новый этап жизни, нужно смыть с себя остатки старого, они уйдут вместе с водой. Многие современные ритуалы несут в себе отголоски древнего ритуала инкорпорации. Например, частично обряды крещения, омовения покойника — связаны с подготовкой человека к тому, чтобы он смог занять место в новой земной или загробной жизни. То, что в ритуале инкорпорации — главный акцент на элементе воды, не случайно. Каждый ритуал имеет свое пиковое переживание. На физическом плане это элемент Воды, а на психологическом — вода связана с эмоциональным реагированием, и поэтому пиковое переживание ритуала инкорпорации — эмоциональный катарсис, катарсис очищения. Это эмоциональное отреагирование: плач, стоны, крики, пение. Такой катарсис приносит эмоциональное освобождение. Этот ритуал изначально происходил перед сезоном, а дальше он распространился не только на подготовку к весне, но и к любой деятельности.

Второй тип ритуала — ритуал континуальности. Это — подготовка человека к переходу в лето. Весной человек полностью принадлежит новой роли, сообществу, растворяясь, сливаясь с ними. Любой процесс развития переживает свой медовый месяц — это и есть весна. Но медовый месяц рано или поздно кончается, период ощущения полной принадлежности сменяется некоторым разочарованием, возникает диалектическая потребность уже не принадлежать, кое- что перестает нравиться, не удовлетворяет, хочется чего-то другого. Поэтому лето — период, когда нарастает тенденция непринадлежности, стремление к уходу, завершению роли, но одновременно все еще сохраняется и тенденция принадлежности, включенности в какие-то отношения. Это двойственный, амбивалентный период, период максимального напряжения. Лето в разгаре, но именно в нем зреют зерна возможного разрыва, конфликта, сепарации. Лето — подготовка к сепарации. И целью ритуала континуальности является поддержание существования сообщества, его силы, устойчивости. На этом этапе подтверждается континуальность, продолженность, то есть то, что сообщество продолжает существовать, несмотря на внутренний конфликт. Чтобы обеспечить проживание периода амбивалентности и внутренней борьбы, необходимо укрепить веру в сообщество и подтвердить его существование, чему и служит ритуал континуальности. Этот ритуал способствует обнаружению собственного места в сообществе, собственной идентичности внутри сообщества без ухода из него.

Какие же ритуальные обряды несут в себе максимальный акцент континуальности? Это — всевозможные празднества, юбилеи, карнавалы, застолья, соревнования, где, с одной стороны, люди отмечают, что они все еще вместе, а с другой — именно во время этих ритуалов, которые есть не только празднества, но и соревнования, происходит определение ролей в сообществе: кто — главный, кто — второстепенный, каждый занимает место в соответствии со статусом, определяет свой вес, функцию, оценивает свое место в системе, свой личный вклад в жизнь сообщества. Кто в соревновании победил, садится поближе к старейшинам, кто пришел последним — подальше. Катарсис этого этапа, эмоциональное пиковое переживание на этой фазе — ощущение себя частью более широкого целого, собственной причастности к нему, которое переживается, как благоговение, контакт с более высоким смыслом, с Высшим началом. Древние племена чествовали своих предков, почитали их как богов. При этом они ощущали поддержку богов, предков, присутствие чего-то большего, чем они сами, и это поддерживало континуальность сообщества. Красивые и величественные, такие ритуалы подтверждали этическую систему ценностей данной культуры. Элементы таких ритуалов содержит в себе церковная служба, когда благодаря ее красоте и торжественности человек переживает состояние собственной причастности, чувство благоговения. Задача этого ритуала такова: хотя я и начинаю выделять себя из целого, но в то же время могу почувствовать себя значимой частью этого целого. Чтобы это противоречие не раздирало на части изнутри, человек должен ощутить смысл принадлежности к целому, а это возможно, только если мы осознаем нечто, выходящее за рамки обыденности. Ритуалы поддерживают и готовят человека к тому, чтобы он именно так переживал свое внутреннее отделение, начало этого процесса. Ритуал континуальности связан с элементом Воздуха, дающим движение вверх.

Затем следует ритуал сепарации, который готовит к осени. Осень — это период, когда человек перестает принадлежать сообществу, или Матери-Природе. Он теперь уже сам по себе, один против враждебной или, по крайней мере, не помогающей ему природы. То же происходит и с сообществом. Человек уходит в самостоятельную жизнь, он уже не ребенок, никто не поит и не кормит его, он должен стоять на своих ногах. Происходит сепарация: от природы, от сообщества, от роли, от отношений с другими. Цель ритуала сепарации — инициация человека в иное состояние бытия. Во время ритуала человек уточняет и заново определяет свою идентичность. Здесь он часто имеет дело со смертью старого, которое должно дать дорогу новому. В отличие от весны, где просто происходило включение в новое, здесь нередко нужно пройти через смерть и одиночество. Ритуалы сепарации включают тренировку концентрации внимания, развитие способности к волевому действию, а также обретение мастерства. На этом этапе главный элемент — Огонь, который символизирует прохождение через трудности. Нужно пройти через огонь, чтобы осуществить ритуал сепарации, и начать свое независимое существование, это — зона непринадлежности. На данном этапе возникает другой тип пикового переживания — катарсис конструкции, по Джону Мойшеру. Катарсис конструкции — переживание свершения, «мне удалось осуществить свои задачи», «я сделал это». Это переживание радости от того, что замысел воплощен, доведен до конца. В этом и состоит инициация — пережить, что смог, преодолел, сделал. Точка сепарации — это порог способности к собственным деяниям.

Примеры ритуалов такого типа — языческие ритуалы инициации юношей и девушек, проходивших сложные испытания, связанные с борьбой за выживание в стрессовых условиях. Инициация часто включала кровавые обряды. В ходе ритуала инициации человек должен был подготовиться к еще худшим условиям, трудностям реальной жизни. Поскольку реальная жизнь тогда, да и всегда, была трудна, возник такой тяжкий ритуал — с кровью, с оружием, болью и огнем. Среда сопротивляется. но человек действует вопреки ей.

Ритуал трансформации лежит на стыке осени и зимы. Смысл этого ритуала — исцеление индивида от некоторых условий, которые ему мешают достичь желаемого. Человек здесь должен пойти на определенное самоограничение, пройти через лишения. В отличие от ритуала сепарации, здесь необязательны именно физические испытания и боль. Эти ритуалы предполагают глубокие внутренние изменения в состоянии сознания, мышления. В ходе подобного ритуала человек реально или в своем воображении как бы спускается в подземелье, в глубокую тьму. Люди либо буквально уходили в пещеры, «в подземный мир» с тем, чтобы достичь знания, либо познание тайн, духовной правды извлекалось из глубин личности, из внутренних ресурсов человека. Это период обретения мудрости, и он ассоциируется с элементом Земли. Человек мог уходить в скит, стать отшельником, чтобы остаться наедине с собой, прийти к контакту со своим глубинным бессознательным и оттуда достичь гнозиса. Гнозис — пиковое переживание данного ритуала переживание просветления, понимания сути вещей, сакрального соединения противоположностей. В мифах и сказках оно связано с божественным браком и в этом смысле с достижением целостности.

Описанные ритуалы фактически совпадают с тем, что происходит в течение года. Весной человек принадлежал другому, летом одновременно принадлежал и не принадлежал другому, осенью оказался один среди пустыни, а зимой через глубинный контакт с собой, через катарсис гнозиса он начинает принадлежать самому себе. Пройдя точку корпорации, человек включался в сообщество и всю весну наслаждался этим. Летом, ощущая себя частью целого, уже понимал, что существует и отдельно от него, это — диалектический период. Осенью он самоопределяется, понимает, чего стоит сам по себе. Зимой — находит мудрость и смысл в устройстве мироздания, становится частью вселенной, точнее он и есть вселенная. Это — период интеграции »
Далее предлагаю вам использовать архетип сезонности для распознавания собственных психологических проблем, связанных с нерешенностью задач сезона. Для этого можно использовать следующую классификацию, описанную тем же автором: «В статье Льюиса Стюарта вводится понятие о базовых негативных аффектах личности, которые тоже можно соотнести с архетипом сезонности. Рассмотрим каждый базовый негативный аффект по нескольким параметрам: фрустрирующее действие (события, ситуации), вызывающее аффект, вид аффекта, базовая метафора аффекта, базовая компенсирующая метафора (то есть какой архетипический образ компенсирует данный аффект и может быть инструментом психотерапевтического воздействия).

Первый аффект соответствует весне. Базовое действие здесь — отвержение. Базовый аффект — отвращение. Метафора аффекта — отчужденность. Базовая компенсирующая метафора для этого аффекта — вступление в некоторую утопическую общность, переживание катарсиса вхождения в эту общность. Нахождение утопической общности человеком означает, что произошло исцеление внутри сезона. Если мы хотим помочь клиенту, испытывающему отвращение к себе и к миру, которое описывается метафорой отчуждения, ему нужно помочь найти эту утопическую общность. Так гадкий утенок мечтал о прекрасных лебедях и обрел их.

Второй аффект (летний) — аффект ужаса. Это реакция на ситуацию неожиданного изменения. Метафорой этого аффекта является пропасть: впереди неизвестность, обычный порядок вещей изменился, человек ощущает, что душа уходит в пятки и он падает в пропасть. Рушится континуальность, возникает то, чего нет в опыте, ситуация выходит из-под контроля. Спасти может только вера в Высшую силу, для которой неизвестное является известным. Компенсирующая метафора — «Святая гора». Обожествление сил природы первобытным человеком, боявшимся неизвестности, — попытка совладания с аффектом ужаса. Это движение по вертикали снизу вверх, из пропасти на «Святую гору», человек находит смысл и свою идентичность в рамках более высокого целого. Бог, или Высшая сила, поднимает человека на ту высоту, с которой видны способы выбраться из пропасти, и он обретает устойчивость на новом уровне. Это соответствует тому катарсису, который мы назвали ранее катарсисом благоговения.

Третий — аффект ярости (осенний). Это реакция на события, ограничивающие свободу. Фрустрация переживается как аффект ярости. Человек, переживающий этот аффект, описывает своё состояние метафорой хаоса, взрыва. Ярость — как разрыв на части, хаотическое разметание на кусочки. Это один из двух основных способов переживания состояния стыда. Стыд переживается либо как стремление сжаться в точку, превратиться в ничто, или как слепая ярость, хаос, который также порождает превращение в ничто. Компенсирующая метафора для этого аффекта — метафора истинного порядка вещей, четкой структуры, закона мироздания.

Четвертый аффект (зимний) — мука, боль. Этот аффект является реакцией на потерю. Теряя нечто очень важное, человек испытывает боль. Метафорой аффекта боли является образ пустоты. Феноменологически депрессия — это переживание опустошенности. Когда боль становится невыносимой, включается механизм защиты, человек как бы ничего не чувствует, кроме пустоты. Компенсирующей метафорой аффекта боли является наполнение пустоты. А пустота может быть наполнена только красотой природы или красотой рукотворной, то есть рожденной творчеством. Когда внутренняя опустошенность заполняется, фактически это уже переход к весне. Безжизненность зимы переходит в красоту, наполненность чувствами. Вода согревает и орошает холодную землю. Рассмотрим теперь фазы архетипа сезонности как темы, возникающие вне зависимости от того, каков временной масштаб процесса развития. Каждому сектору круга соответствует определенная психологическая тема. Весна — тема поиска любви, Квест в поисках любви отвечает на вопрос — как найти любовь. Лето — тема поиска собственной идентичности. Человек ищет ее внутри чего-то большего. Осень — тема спасения, искупления и освобождения через испытания. Зима — тема принятия правды собственного «Я», собственного личностного опыта. Человек находит самого себя.

Но также эти этапы можно рассмотреть как четыре типа проблем, которые при этом возникают. Тема — это задача. Если она плохо решена, то возникает проблема, блок нормального развития, или «блок спонтанности» по Д. Мойшеру. Что же является блоком спонтанности?

Не то, что человек чувствует, а то, что с ним происходит. Эта схема во многом совпадает с классификацией аффектов, о которой уже говорилось. Весна — отвержение и пренебрежение. Лето — обман и предательство. Осень — стыд и унижение, чувство униженности. На четвертом этапе, спонтанность блокируется крайней степенью беспорядка, разрушением истинного порядка вещей, ведь зимой все должно быть упорядочено, кристаллизовано»

Таким образом, вы, используя информацию, полученную в ходе проективной самодиагностики, познакомившись  с описанием сезонов и их ритуалов, соответствующих задач личности, получили важную информацию о себе, возможно, были ответы, а возможно, появилось  больше вопросов.

  Получить ответы на свои вопросы, продолжить решение проблем, получить поддержку и поделиться открытиями вы сможете на моем тренинге «Время года моей души», программу которого вы найдете среди программ на B17 и, перейдя по ссылке 

Тренинг «Время года моей души»

 

Помните, от того, какова задача вашего актуального сезона, решается ли она, решена ли задача предыдущего сезона, зависит качество жизни человека, те проблемы, по замкнутому кругу, которых возможно он ходит.

 

Удачи вам в деле самопознания и развития! Заинтересовавшихся жду на моем  тренинге «Времена года моей души»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s